Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

электричество

Ближайшие мероприятия

«Другой глобус»
Центр управления качеством жизни.
Анти-центр около-психологического досуга.
Восстановление жизненных сил, познание себя и мира, повышение качества жизни, сопротивление неблагоприятным условиям, развитие проектов, обучение полезным навыкам.

Мы проводим такие семинары, онлайн-курсы и консультации, которые очень пригодились бы нам самим, но их тогда не было.

Базовые семинары (Москва) и онлайн-курсы (везде, где есть Интернет):
Семинары, онлайн-курсы и тренинги

Лайт-курсы (проще, быстрее и дешевле):
http://alterglobe.ru/mod/forum/view.php?id=212

Ближайшие мероприятия на Фейсбуке:
https://www.facebook.com/narr.ag.ru/events?key=events


Про наши семинары и онлайн-курсы - что дают, как устроено:
Что дают на «Другом Глобусе»
или обзор в разделе «О нас»


Dreamando - мечтай и делай!
Для тех, кому важно воплощать мечты в жизнь.

Постоянно действующий бесплатный фанк-курс.
(От платной версии отличается отсутствием обратной связи от ведущего.)

Веб-сайт: http://dreamando.ru
Фейсбук: https://www.facebook.com/dreamando.ru
ВКонтакте: https://vk.com/dreamando

Приходите!
электричество

Кусочек видео с нашего вебинара по использованию Таро в психотерапии

Первые несколько секунд отрезать не удалось, с 8-й идет текст.



А сегодня вечером у нас будет презентация краткосрочного очно-заочного курса по изучению Таро, который начнется 2 июня (http://alterglobe.ru/mod/forum/discuss.php?d=160).

Приходите!
электричество

Цитата-2

«Обычно люди много разглагольствуют о бизнесе, но продолжают влачить унылое существование, так ничего и не предпринимая. Это и отличает мужчин от мальчиков, а женщин от девочек. Вам придется действовать.»

Майк Микаловиц - «Стартап без бюджета»
Манн, Иванов и Фербер, М., 2011. С. 117.

«Другой Глобус»
http://alterglobe.ru


(в виде картинки: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=107)

Люда Орел:
Мое сугубое ИМХО заключается в том, что если реальные рыночные действия замещаются разглагольствованием на фоне унылого существования, то это болезнь: социальная, психологическая и/или физическая. Ее можно и нужно лечить, и вовсе не призывами "встать с дивана". Но напоминание хорошее, годное.
электричество

Потребительская ценность и адаптационная энергия

Следующая статья из нашего цикла про цену, ценность и управление качеством жизни.

Можно читать здесь под катом или на сайте «Другой Глобус»:
http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=103

Collapse )
электричество

Программное заявление

https://www.facebook.com/ludaorel/posts/830732583652925
Люда Орел aka Госпожа Смерть:
Удивительный феномен.
Вот так получаешь одно высшее образование, другое.
Добираешь квалификацию на курсах и группах.
Проходишь какое-то бешеное количество часов личной терапии.
Участвуешь в интервизиях, супервизируешь клиентские случаи.
Перерываешь тонны профессиональной литературы.
Выкладываешь продукт для своего сообщества (вполне притесняемого в рамках доминирующего в психотерапии дискурса)...
И тут - тадам!
Тебе начинают писать, какой ты бомж и хиппарь!
А все почему? Потому что доминирующий дискурс как-то забыл учесть тебя и таких, как ты. И не очень собирался учитывать.
И вот в этот самый момент ты понимаешь, ради чего все это вообще стоило делать.
Ради того, чтобы "ружья кирпичом не чистили".
И чтобы у твоего сообщества тоже был голос.
"Все это рок-н-ролл!"
Трикстер:
Я бы сказал "отказываешься укладываться в рамки доминирующих в психотерапии дискурсов и практик".
Хотя тут еще задолбешься все время отслеживать, что там у нас в каждый период времени доминирующее))
Вот еще про "тыжпсихологов" чудесное: http://www.bori.ru/horoshij-psiholog/
Сборник предписаний и со стороны психотерапии, и со стороны консультирования!

***
Вот отсюда и бренд "Непсихологи"
Шпана от психологии. И психология от шпаны.
It's me

Дайджест 19-23 августа

Выложил на свой сайт кучу материалов.
Collapse )

А еще я мечтаю завершить уже продажу комнаты, задуманную в конце мая!
Прошу о перепосте!
Кто хочет купить комнату в центре Москвы?
http://lesley-f.livejournal.com/255577.html
It's me

Множественная личность и сон

Пишем статью для сайта Светланы Кожиковой, посвященного диссоциативным расстройствам (http://www.didrus.com), с критикой одной из статей (она выложена на сайте, поскольку имеет отношение к вопросу, но вызывает у всех нас много недовольства и бурных чувств).

Пока что выкладываю исходную (критикуемую) статью (http://didrus.com/2013/09/28/множественная-личность-говорите-б/) с комментариями Люды Орел. Комментарии выделены цветом.

Множественная личность, говорите? – Больше спать!
<Больше спать, говорите? – Учить матчасть!>
Американские и нидерландские исследователи предлагают новую теорию диссоциации.
Знакомо ли Вам чувство, что в Вас как будто живет несколько личностей, или некто другой влез в Вашу физическую оболочку, или Вы ходите, как будто во сне, или все вокруг происходит, как в замедленном кино? Психологи связывают такие симптомы с диссоциацией: состоянием, в котором вы как бы отделены от собственного ”я” или находитесь за пределами окружающей реальности, когда не действуют связи между вашим восприятием, памятью и мышлением. Половина людей имеет опыт подобных разовых переживаний на каком-то этапе жизни. Вместе с тем, существуют люди, у которых подобные переживания случаются часто, и тогда уже речь идет о диссоциативном расстройстве. Среди психиатрических пациентов диссоциативные расстройства присутствует у 2-10%.
Диссоциативные расстройства бывают разные: это может быть деперсонализация (отделение от собственного ”я”) и диссоциативное расстройство идентичности, известное в прошлом как ”множественные личности”. Пациентам с диссоциативным расстройством идентичности кажется, что в их теле живут несколько личностей, и они время от времени ”перехватывают власть” друг у друга. В январе 2012 американские и нидерландские ученые выступили с новой теорией возникновения данных расстройств – они указывают на важную роль выраженной нехватки сна ( Current Directions in Psychological Science, Jan.31, 2012; см также Journal of Abnormal Psychology, 2012, vol. 121, No. 1 ).
В настоящее время подобные расстройства в значительной мере считаются следствием тяжелой психологической травмы в детском возрасте, например, сексуальных злоупотреблений со стороны взрослых. В таких случаях терапия направлена на проработку детской травмы. Но данная теория требует пересмотра – так считают авторы упомянутой работы. По их мнению, диссоциативные расстройства – по крайней мере, отчасти – имеют совершенно другую основу: у людей, чувствительных к данным расстройствам, соответствующие симптомы возникают под воздействием медиа и собственных психотерапевтов. <Даже пациенты обычных врачей часто начинают распознавать симптомы того или иного заболевания только _после_ диагностики или задумываются о своем состоянии, получив информацию из СМИ. Да, случаи «ложной тревоги» и врачебные ошибки бывают, но вообще-то своевременная диагностика и информирование спасло много жизней.> Кроме того, многие жалобы таких пациентов объясняются проблемами со сном, и пациентам будет больше пользы от восстановления ночного отдыха, чем от стандартной современной терапии. <Объясняются, да. Это очень частая ошибка атрибуции – объяснять причину через следствие. Нарушения сна – один из частых симптомов, указывающих на наличие посттравматического стресса. И да, они усугубляют проблему, поскольку именно во сне мозг прорабатывает травматический опыт. В то же время, травма – это как раз такой опыт, который психика не в состоянии переработать, Результатом этого становятся мучительные кошмары и избегание сна. Очень часто это состояние бывает невозможно преодолеть без помощи специалиста. Поэтому очень странно, в статье восстановление ночного сна противопоставляется «стандартной современной терапии».>
”Диссоциация – это механизм выживания, который позволяет людям жить со своей травмой… Через расщепление на несколько личностей или отделение себя через деперсонализацию люди бессознательно пытаются уйти от воспоминаний о травмирующих событиях,” – рассказывает один из авторов публикации профессор психологии Маастрихтского университета Harald Merckelbach. ”Но эту связь еще никто точно не показал”. Исследовать деперсонализацию очень трудно, признал Merckelbach. Часто неясно, было ли в реальности то самое ”причинное” злоупотребление или жестокое обращение. <Вот здесь невозможно не обратиться к теме маргинализации, бесправия детей и подростков относительно взрослых людей. Если бы взрослого человека изнасиловали или жестоко избили, и он не мог бы ни говорить об этом, ни обратиться в суд в течение ближайших 10 (к примеру) лет, ему потом тоже было бы очень трудно доказать кому-либо «реальность» того, что с ним произошло.> К тому же нередко мы имеем дело с сочетанием расстройств, у которых есть некоторые общие характеристики, и которые взаимно влияют друг на друга. <К сожалению, после тяжелой множественной психической травмы бывает именно так.>
А вот психотерапевт Renee Beer не согласна с Merckelbach. Она работает в Центре детской травмы ”Баскуле” – это клиника детской и подростковой психиатрии Амстердамского университета. Она видит пациентов с диссоциативными расстройствами на практике, и у всех из них в прошлом была травма. При этом неважно, была ли травма на самом деле, считает Beer. ”Психотерапевт всегда имеет дело с субъективной реальностью клиента, т.е. с тем, что ”живет” у него в голове – независимо от того, правда это или нет. Ведь именно это причиняет людям страдания”. <И все-таки, случаи сексуального и физического насилия по отношению к детям – это проблема не только «в голове», но и большая проблема в обществе.>
Новая теория Merckelbach с коллегами в значительно мере опирается на альтернативные объяснения, уже предложенные ранее другими учеными: некоторые люди от природы склонны к диссоциации. Нередко они обладают богатой фантазией, сильно чем-то увлекаются, легко входят в определенную роль, и иногда у них бывают проблемы с концентрацией и памятью. Если такие люди слышат в СМИ о диссоциативном расстройстве идентичности, да если еще потом работающий с ними психотерапевт задаст вопросы в этом направлении, то через некоторое время они полностью будут соответствовать критериям данного расстройства.
”При этом, – говорит Merckelbach, – ”то, что мы видим у этих людей – действительно расстройство. Они явно не симулянты и не ипохондрики, и у большой части из них в прошлом действительно были травмирующие переживания. Это говорит о том, что причиной расстройства не является травма сама по себе”. <А что же? Стоп-стоп, каким образом из одного следует другое? Может быть, тогда причиной перелома ноги не является происшествие, которое к нему привело?>
С другой стороны, упомянутая уязвимость пациентов в отношении данных расстройств тоже не объясняет их полностью, подчеркивает Merckelbach. Поэтому он и его коллеги добавляют еще один необходимый фактор – сон. Если здоровым людям подолгу не давать спать, то у них часто отмечаются странности восприятия. Кроме того, у людей с серьезными расстройствами сна сравнительно часто бывает симптомы диссоциации. И, наоборот, у многих психиатрических пациентов сон расстроен. Когда в ходе терапии сон улучшается, у половины из них исчезают жалобы на диссоциацию – таков результат исследования, выполненного в Маастрихтском университете. Merckelbach предполагает, что поэтому в некоторых случаях психологическая травма делает свой косвенный вклад в развитие диссоциативных расстройств. Люди, столкнувшиеся в жизни с чем-то очень неприятным, часто испытывают проблемы со сном. Если это продолжается достаточно долго, то следствием может быть диссоциативное расстройство идентичности. <То есть, чем раньше человеку, пережившему травмирующее событие, будет оказана помощь, тем легче будут последствия. Это известная информация.>

Почему сон?
Merckelbach с коллегами ищут объяснение диссоциативных расстройств в нарушении цикла сна и бодрствования: они делают пациентов более уязвимыми. <Очень хочется съязвить, что Меркельбах с коллегами именно это и делают.> ”Известно, что фильмы или телевизионные программы о людях с множественными личностями, а также наводящие вопросы психотерапевтов (”есть ли какая-то часть Вашей личности, с которой я еще не поговорил?”) могут заставить пациентов поверить в то, что, возможно, в них существует другая личность”. <А медицинские передачи и вопросы врача могут заставить пациентов поверить в то, что у них диабет, варикоз или другие заболевания – и принять меры для исцеления и сохранения качества жизни.>
”Мы предполагаем, что это обусловлено не излишней доверчивостью пациентов, а недостатком сна, который делает их доступными для подобной суггестии. В Англии было выполнено исследование на материале здоровых испытуемых, которым не давали спать в течение 24 часов. Когда им по истечении суток давали неправильную информацию, они принимали ее значительно быстрее, по сравнению с испытуемыми, которые хорошо выспались. Это хорошо объяснимо: нехватка сна сказывается прежде всего на функционировании префронтальной коры. А у нее есть одна важная функция: критически оценивать поступающую информацию”. <Доктор Меркельбах, ИДИТЕ СПАТЬ!>
Помимо повышенной склонности к суггестии, нарушенный ночной сон чреват двумя другими особенностями, которые присутствуют при диссоциативном расстройстве, поясняет Merckelbach. ”Речь идет о когнитивном эффекте, который выражается в ухудшении концентрации из-за недосыпа и снижении функционирования памяти, а также в множестве мелких ошибок. Но в некоторых случаях люди спят настолько плохо, что обстоятельства или лица, которые они в нормальном состоянии увидели бы во сне, появляются в состоянии бодрствования. <Флешбэки – еще один частый симптом посттравматического стресса. Явившись во сне, яркие воспоминания о травмирующем событии способно вызвать острую реакцию стресса.> Мы предполагаем, что причиной подобных эффектов является нарушение цикла сна и бодрствования, а диссоциация – последствие этого нарушения”. <Да, ПТСР и недосып – поддерживающие друг друга проблемы.>
Merckelbach вышел на след этого механизма после исследования американского ученого Watson, который обнаружил в группе студентов связь между недостатком сна и симптомами диссоциации. Он с успехом повторил исследование в Маастрихте на материале психиатрических пациентов. Но еще убедительнее оказалось недавнее исследование лечения около 200 пациентов в клинике, в которой особое внимание уделялось гигиене сна.
”Это было пациенты с посттравматическим стрессовым расстройством, выгоранием, наркозависимостью и депрессией, которые часто сочетаются с симптомами диссоциации. Было сделано очень многое, чтобы организовать для них качественный ночной отдых. Через 6-8 недель мы получили очень впечатляющие результаты: количество пациентов с сильно выраженными симптомами диссоциации уменьшилось вдвое”. <Возможно, самоконтроль у основной личности улучшился. Вопрос в том, ведет ли это к исцелению, или только поддерживает проблему в скрытом состоянии?>
Merckelbach убежден, что подлинной причиной диссоциации является нарушения ритма сна и бодрствования. Но что делать с тем, что 90% таких пациентов в детстве перенесли травмирующий опыт? ”Я не отрицаю, что у многих людей, столкнувшихся в детстве с травмирующими переживаниями, впоследствии появились симптомы диссоциации. Я только утверждаю, что травма действует опосредованно, в частности, через нарушение ритма сна и бодрствования, вызванное воспоминаниями о ней”. <Значит, проработка травмы может привести к улучшению и предотвратить дальнейшую травматизацию.>
Учитывая такой взгляд на механизм диссоциации, не приходится удивляться, что существующие способы лечения диссоциативных расстройств оказываются не очень успешными, продолжает Merckelbach. ”Сейчас психотерапевты прежде всего пытаются помочь пациентам проработать травмирующее переживание. До определенного уровня это работает, но эффект все-таки не очень впечатляющий. Поэтому я возлагаю надежды на продолжение исследований возможностей использования терапии сном, потому что я предполагаю, что она может дать хорошие результаты. Прав я или нет, покажут исследования”. <При этом ряд существующих исследований механизмов сна и травмы начисто игнорируются.>
Merckelbach также возлагает надежды на разработку лекарств, благоприятно влияющих на ритм сна и бодрствования. ”Уже сейчас на рынке есть лекарства, укорачивающие фазу быстрых движений глаз (REM-sleep). У травмированных людей нередко эта фаза оказывается более продолжительной и сопровождается многочисленными кошмарами. Мы надеемся, что, укоротив эту фазу сна, мы сможем избавить пациентов от ночных кошмаров”. <Это один из примеров такого игнорирования. По данным исследований, переработка травмирующих воспоминаний происходит именно в фазе быстрых движений глаз. На это, в частности, опирается метод ДПДГ (EMDR), суть которого заключается в имитации этого состояния при фокусировке сознания на травмирующем событии. Несмотря на то, что метод достаточно новый, его эффективность уже подтверждена многими исследованиями.>
Merckelbach рассказывает, что хотел бы повторить исследование на материале пациентов с диссоциативными расстройствами. Но собрать такое количество подобных пациентов – дело непростое…

Коллеги сомневаются
Renee Beer считает такое рассуждение коллег достаточно приемлемым. ”Но, с другой стороны, сочетание травмы и диссоциации вовсе не исключает, что глубинной причиной симптомов диссоциации может быть травма,” – говорит она. В целом, она не очень верит в то, что можно через разговор ”втянуть” человека в диссоциативное расстройство. ”Хороший психотерапевт следит за тем, чтобы не задавать наводящих, суггестивных, вопросов”.
В комментарии к статье на специализированном сайте коллега пишет: ”Знаю достаточное количество людей, которые спят лучше, а диссоциация при этом не исчезает. На мой взгляд, это несколько упрощенный подход…”.
”Понимаю, что будут критические замечания коллег,” – говорит Merckelbach. – ”Мы еще очень многого не знаем. А диссоциативные расстройства традиционно трудны для излечения. Здесь важна любая точка приложения усилий, а сон нам такую точку совершенно определенно дает”. <Несомненно, это важная точка приложения усилий. Остается надеяться, что эти усилия будут соответствовать критериям безопасности и эффективности.>

По материалам:
Zit er’n ander in je huid? Ga langer slapen. – NRC Handelsblad, 17.02.12, p. 19.
Slecht slapen oorzaak van dissociatie. – Internet (psy.nl), 23.02.12.
Источник МНИИП, перевод Елены Можаевой

То же на Фейсбуке: http://www.facebook.com/narr.ag.ru/posts/626628260709918
fairytales

Сны и стресс

Ну что, очередная 100-метровка - вернее, 15-минутка. На 400 слов (цель). Посмотрим, получится ли.

Поговорила о снах с N. Еще раз уяснила для себя, что то, что я пишу, является информацией для специалистов.

Когда я разговариваю с кем-то, кто явно "не дотягивает", у меня в голове сразу сочиняются уроки, как это можно было бы "дотянуть". Это хороший проф. скилл, но жаль, что он у меня "зарыт в землю", то есть, я не начинаю сразу записывать свой "урок" - а ведь на этом можно делать неплохие деньги, я уж не говорю об огромном удовольствии, которое от этого можно было бы получить.

И я взялась за эту 100-метровку, чтобы написать о снах все то, что я думаю на сегодняшний момент.

О кошмарных снах, конечно же.

Во-первых, мысль такая.
Когда человеку снится кошмар - он во сне переживает стресс. Вполне физиологический стресс.

И вот есть такое отношение к делу: человек пробуждается, понимает, что "всего этого на самом деле не было", и забывает об этом поскорее.
Одновременно он как бы вытесняет из сознания тот факт, что только что он пережил стресс. А физиологическая реакция, тем не менее, никуда не девается, и застревает в теле.
Снижается иммунитет, кстати.

Короче говоря, я считаю эту точку зрения ужасно дезадаптивной.

Что я сейчас знаю про стресс и про сон?

Я знаю, что сон - это такой неконтролируемый сознательно "уход внутрь" (кстати, возможно, многие "сноходцы" на самом деле занимаются именно этим - научаются контролировать себя и во сне тоже; ну или по крайней мере стремятся к этому).

<...>

Так, что я еще хотела сказать? Ну-ка, быстро, время не ждет.

Итак.

Во сне, соответственно, мозг обрабатывает информацию.
И когда снятся хорошие сны - значит, у мозга это вполне себе получается. Вырабатывается дофамин, кстати, потому что результат есть.
А когда трэшовые - это значит, что мозг не справляется с обработкой, он "увязает".

Кстати, сегодня с ужасом подумала, что сон - очень небезопасное место. Очень небезопасное пространство. Гораздо небезопаснее, между прочим, чем кабинет психотерапевта.
Потому что именно во сне можно провалиться в травматический материал так, что мало не покажется.

<...>

Ну так вот, изначально была идея составить учебное пособие, с помощью которого можно было бы посравнивать разные подходы к трактовке сновидений. Своего рода "рабочая тетрадь".

А сейчас я почему-то ушла от этой идеи - почему, интересно? И хорошо ли это? И значит ли это, что от этой идеи стоит отказаться? Или имеет смысл все-таки дальше работать над какими-то такими штуками, которые помогали бы людям познавать себя и мир вокруг?
Да, думаю, стоит работать дальше - я же к этому стремилась!

Ну вот, 475 слов, осталось всего 20 секунд.

Я выполнила и перевыполнила свою норму, ура!

---

Так, ну что, очередной забег на 15 минут и 400 слов (пора бы уже начать ставить цель 450, я думаю). Не знаю, получится ли этот забег полностью (еще браузер подчеркивает мне разные простые слова как "неправильные", и я не знаю, почему он это делает), потому что на самом-то деле нам нужно быстро собираться: мы не успеваем съездить в банки и сделать еще кучу разных вещей. Но тем не менее.

Итак, пишу.

На самом деле, я хочу подумать о том... Блин, написать заготовку поста в коучблог. Про сон.

Я тут написала в фейсбуке, как мне приснился кошмар, и как я это обрабатывала. И поняла, что "а мужики-то и не знают" - в смысле, мало кто складывает 1 и 1 и думает о том, что...

Известно, что во сне мозг активно перерабатывает информацию. Это уже какой-то общеизвестный факт, с этим мало кто спорит. В общем, во сне наш мозг занимается важной работой.

В то же время, по идее, сон должен быть отдыхом - во сне организм отдыхает.
Так почему же иногда мы просыпаемся с утра в таком состоянии, как будто всю ночь мешки с картошкой таскали?

Правильно: иногда та работа, которую делает мозг, покруче перетаскивания мешков с картошкой будет.

Вот. Такая фишка. Иногда идет очень тяжелый материал. Более того, иногда мозг не может справиться со своей работой - она оказывается для него слишком тяжела, она оказывается ему не под силу.

Тогда нам снятся кошмары. Вернее, мы можем вспомнить о том, что нам снились кошмары. А можем и не вспомнить.

Мой бывший муж довел себя до ужасного состояния тем, что он очень, критически мало спал. Его привычка ходить в сомнамбулическом состоянии разрушила нашу семью - в том смысле, что в какой-то момент я поняла, что хочу в жизни чего-то большего, чем условно-вменяемый супруг, и поскольку он со своей стороны ничего не мог сделать для изменения ситуации, мне пришлось уходить.

Сейчас я понимаю, почему он так с собой поступал. Я примерно знаю его жизненный контекст, и подозреваю, что сон для него был непосильным переживанием, вернее, был сопряжен с непосильными переживаниями, которых он старался избегать всеми силами.

Нет, иногда он высыпался. Но тут ключевое слово - иногда. Дело в том, что до какого-то уровня наш мозг просто не берется за самые трудные задачи. Это как в терапии, как в любых внутренних разборках - все-таки мозг берется за то, что более-менее считает возможным осилить.

Поэтому, если высыпаться получается редко, сон в большей степени воспринимается как отдых. Но если попробовать повысыпать 8 часов в течение хотя бы недели, хорошие сны могут замениться на кошмары.

Да, тут такая еще фишка: иногда люди говорят, что "кошмаров им и в жизни хватает". Поэтому-де они и не видят их во сне. Но что будет, если убрать кошмары снаружи, или хотя бы снизить их градус? Очень вероятно, что через какое-то время они полезут "изнутри": мозг будет пытаться справиться с противоречием, которое для него пока осталось неразрешимым.

Есть способ имитировать деятельность мозга, которая производится во сне - ДПДГ.

Уфф, много написала, но это далеко не все, что я имею по теме. А уходить уже пора. Что ж, продолжу, когда вернусь.

Ура, получилось много слов. 500 не получится, но 450 я перепрыгнула.

---

(на самом деле, в том куске 501 слово получилось - цель, которую давно хотелось взять; здесь я часть текста пропускаю)